logo

МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

КОНСТАНТИН ДМИТРИЕВИЧ УШИНСКИЙ

русский педагог, писатель, общественный деятель, основоположник научной педагогики в России.


«Ушинский – это наш действительно народный педагог, точно так же как Ломоносов – наш народный ученый, Суворов – наш народный полководец, Пушкин – наш народный поэт, Глинка – наш народный композитор», – Л. Н. Модзалевский.

К. Д. Ушинский подчеркивал, что одной из характерных черт воспитания русского народа является развитие у детей патриотизма, глубокой любви к Родине. Поскольку лучшим выражением народности, по его мнению, является родной язык, в основу обучения русских детей должен быть положен русский язык; обучение в начальной школе должно также хорошо ознакомить детей с русской историей, географией России, с ее природой.

Константин Дмитриевич вошел в историю как «учитель русских учителей», изменил отечественную педагогическую практику. Народные школы, начинающиеся зарождаться в те годы, пользовались простыми и доступными учебниками Константина Дмитриевича. Учителя работали по созданным им руководствам. Несколько поколений детей выросло на книгах К. Д. Ушинского.



ДЕТСТКИЕ И ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ

Константин Дмитриевич родился 19 февраля (2 марта) 1823 в Туле, в небогатой дворянской семье. Рос и воспитывался в городе Новгороде-Северском. Мальчик любил слушать рассказы отца о сражениях русских войск и партизан против Наполеона, о пожаре Москвы. Первоначальным обучением будущего педагога руководила мать Любовь Степановна Ушинская (урожденная Капнист), которая очень внимательно относилась к любознательности ребенка, поддерживала и развивала его, дала сыну прекрасное воспитание и сама подготовила для поступления в Новгород-Северскую гимназию. В материнской школе он получил столько знаний, что был принят в III класс гимназии. К. Д. Ушинский в своих воспоминаниях так описывал свое обучение в гимназии: «Воспитание, которое мы получили... в бедной уездной гимназии маленького городка Малороссии Новгорода-Северского, было в учебном отношении не только не ниже, но даже выше того, которое в то время получалось во многих других гимназиях...».

Учился Константин неровно, однако рано обнаружил способности и склонность к словесности и истории. Его сочинения по литературе были лучшими в классе, зато в математике успехами он не выделялся. Художественный склад личности будущего педагога проявился и в том, что Ушинский с юных лет начал писать стихи и сохранил поэтическую страсть до конца своих дней.


ОБУЧЕНИЕ В МОСКОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ

В возрасте 16 лет Костя Ушинский, окончив гимназию, отправляется в Москву для поступления в университет. Пройдя испытания, Ушинский в 1840 г. становится студентом юридического факультета Московского университета.

Огромная работоспособность, усидчивость, прямота и искренность, независимость характера были присущи Ушинскому-студенту. Его выделяли среди товарищей легкость и быстрота понимания сложных научных понятий, критическое отношение к различным теориям, самостоятельность суждений.

В студенческие годы К. Д. Ушинский испытывал постоянные материальные затруднения и был вынужден зарабатывать частными уроками. Из своих первых учительских опытов немаловажный для последующей деятельности вывод: обучение – дело не такое простое, как об этом принято думать. Передавать знания ребенку, подростку без специальной подготовки почти не возможно.

В мае 1944 г. Константин Ушинский окончил Московский университет вторым кандидатом права и был оставлен на кафедре энциклопедии законоведения для подготовки к экзаменам на звание магистра, дающее право преподавания в университете.

Два года магистрант углубленно изучал законоведение, размышлял о своем назначении в жизни, очень много читал «для ума», точно расписывая каждый день недели с 4-5 часов утра. Об этом свидетельствует его «Журнал», записи в котором он вел в 1844-1845 гг. Среди записей главенствует «Чтение для ума». Все дни недели расписаны до последней минуты.


РАБОТА В ЛИЦЕЕ

В возрасте 23 лет он получает назначение в Ярославский юридический лицей на должность профессора энциклопедии законоведения, государственного права и науки финансов. Здесь проявил себя как ученый-энциклопедист и талантливый лектор. В своих лекциях он давал систематическое изложение знаний по истории и политической экономии, этнографии и философии, филологии и психологии. В крепостнической России он говорил о свободе как естественном состоянии человека, о свободном обществе как необходимом условии всестороннего развития, о неотъемлемом праве человека на личное достоинство. Однако подобные взгляды не разделяло учебное начальство, и Ушинский оставляет профессорскую кафедру.


ПЕТЕРБУРГ

С осени 1850 г. начался петербургский период жизни К. Д. Ушинского. Без малого полгода он оставался вне официальной службы. И лишь в феврале 1850 г. был «согласно желанию его перемещен в Департамент духовных дел иностранных исповеданий помощником столоначальника». Его служба чиновником Министерства внутренних дел в течение четырех с половиной лет давала довольно сносное материальное обеспечение, но духовная жизнь оставалась за пределами Департамента. К. Д. Ушинский тяжело пережил отстранение от преподавания, так блестяще начатого им в лицее. Однако записи в «Журнале», возобновленные в конце 1849 г., свидетельствуют о том, что он был готов к новым жизненным испытаниям: 

«Снова – самое строгое наблюдение над собой, над своим характером и способностями! Сделать как можно более пользы моему отечеству – вот единственная цель моей жизни...»

Чиновничья служба оказалась не очень обременительной. Многие поручения К. Д. Ушинский исполнял дома. В 1852 г. ему удалось даже побывать в длительной служебной командировке в Черниговской губернии, на своей родине, где он женился на дочери владельца хутора Богданка Глуховского уезда Надежде Семеновне Дорошенко.


ГАТЧИНСКИЙ СИРОТСКИЙ ИНСТИТУТ

В начале ноября 1854 г. К. Д. Ушинский получил место старшего учителя словесности в Гатчинском сиротском институте.

Это было закрытое среднее учебно-воспитательное заведение, насчитывавшее около 1000 воспитанников и более 70 преподавателей. Летом следующего, 1855 г., Ушинский был назначен инспектором классов.

Изучая библиотеку предыдущего инспектора классов Е. О. Гугеля, Константин Дмитриевич сделает горькое признание: «От скольких ошибок я мог бы быть избавлен, попадись мне эти книги до моего вступления на педагогическое поприще!» В конце 1856 г. он передал свою первую педагогическую статью «О пользе педагогической литературы» в редакцию «Журнала для воспитания».

Педагогическая литература, переводная и отечественная, ввела Ушинского в мир идей, до Гатчины мало или почти ему не известных.

В этот период вышла его первая книга «Детский мир». В предисловии к первому изданию Ушинский разъяснил назначение своей книги для первоначального классного чтения. Она должна быть «преддверием серьезной науки; так чтобы ученик, прочитав ее с учителем, приобрел любовь к серьезному занятию наукой».

Именно в Гатчине Ушинский стал педагогом. До этого он был преподавателем (профессором), чиновником, писателем, журналистом, переводчиком. Здесь пришла к нему слава русского педагога и детского писателя. Его маленькие рассказы обрели долгую самостоятельную жизнь в виде отдельных изданий вплоть до нашего времени («Петушок», «Русские сказки, рассказанные К. Ушинским», «Бишка», «Рассказы» и др.).

В Гатчине вполне сложились взгляды Ушинского на отношения между теорией и практикой в воспитании, на роль педагогической литературы в укреплении профессионального самосознания учителя и расширении общественного участия в школьном деле. Самой общей идеей, определившей содержание учебных книг Ушинского, явилась мысль о народности в общественном воспитании. Родной язык как проявление народности занял ведущее место в обучении. Отечественная география, история вошли в содержание начального образования вместе с азбукой.

За четыре с лишним года работы в Гатчине К. Д. Ушинский провел некоторые преобразования в учебной части сиротского института, в системе преподавания русского языка, разработал проект создания при сиротском институте учительской семинарии.


СМОЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

Педагогическая деятельность Ушинского в Смольном институте, длившаяся три с небольшим года (январь 1859 – март 1862 г.), была самой напряженной и драматичной.

В конце февраля 1860 г. был утвержден проект Ушинского об учебных преобразованиях «благородного» и «мещанского» отделений. Почти одновременно с этим К. Д. Ушинский назначается редактором «Журнала Министерства народного просвещения» («ЖМНПр»).

Воспользовавшись просьбой императрицы Марии высказаться по вопросам воспитания наследника престола, К. Д. Ушинский не только рассмотрел возможный ход образования и воспитания юноши, но откровенно изложил свои взгляды на развитие педагогики и на то, что касалось ближайшего прошлого, настоящего и особенно будущего России.

В этот период времени вышли в свет крупные статьи К. Д. Ушинского: «Труд в его психическом и воспитательном значении» (1860, № 7); «Психологические монографии. Внимание» (1860, № 8, 9); «О нравственном элементе в русском воспитании» (1860, № И, 12); «Воскресные школы» (1861, № 1); «Проект учительской семинарии» (1861, № 2, 3); «5 марта 1861» (1861, № 3); «Родное слово» (1861, № 5); «Ответ на рецензию Толля» (1861, № 11).

Параллельно с этой огромной разносторонней литературно-педагогической работой Ушинский завершал подготовку к изданию учебной книги «Детский мир и Хрестоматия» Одновременно учебник проходил практическую проверку в младших классах Смольного института.

К. Д. Ушинский произвел перемены в учебном строе Смольного института согласно своему проекту: уменьшил срок пребывания воспитанниц в этом закрытом заведении с девяти до семи лет, уравнял учебные курсы «благородного» и «мещанского» отделений, осовременил содержание образования, а также методику обучения, «потеснил» иностранные языки в пользу родного, расширил преподавание естествознания и физики, ставших самостоятельными учебными предметами, а не материалом для упражнений при изучении иностранных языков. Сверх семи классов вводился двухлетний педагогический класс. Воспитанницы наконец-то получили право посещать родителей или родственников в праздничные дни и каникулы.

Далеко не все поддерживали взгляды Ушинского и 1862 году его обвинили в распространении безбожия и безнравственности среди воспитанниц. Ушинский был потрясен, до глубины души оскорблен столь очевидной ложью. Он оказался сломленным и физически, и душевно.

К. Д. Ушинский вынужден был подать прошение об увольнении из Смольного института «по расстроенному здоровью». В Совете института и в Ведомстве нашлись влиятельные сановники, благожелательно относившиеся к Ушинскому. Они перевели его в члены Учебного комитета Ведомства императрицы Марии и отправили в заграничную командировку для изучения постановки женского образования в странах Западной Европы.


ПРЕБЫВАНИЕ ЗА ГРАНИЦЕЙ

За время пребывания за границей (1862-1867) К. Д. Ушинский несколько раз навещал Россию. С конца мая 1864 г. по ноябрь 1864 г. он был в Петербурге, чтобы получить цензурное разрешение на печатание учебной книги «Родное слово». Попутно он участвовал в заседаниях Педагогического общества при обсуждении вопроса об устройстве в России женских семинарий. Ушинский возглавил особый комитет по составлению проекта и организации подобных семинарий, выступил с сообщением о состоянии высшего женского образования за границей. Наконец, на общем собрании Педагогического общества прочитал реферат «Педагогика как искусство». Здесь, в России, он вновь занялся любимым делом и обратился к Главноуправляющему IV отделением канцелярии принцу П. Г. Ольденбурге с прошением об увольнении со службы. Однако прошение не было удовлетворено. Ушинскому продлили заграничную командировку еще на два года.

Пребывание Ушинского за границей – особый период его жизни и литературно-педагогической деятельности. Он не только дотошно осматривал там «некоторые из замечательных женских учебных заведений», чтобы «представить по возвращении возможно подробное описание их устройства и управления», но и глубоко изучал принципы организации народных школ, содержание обучения, влияние народного быта, культуры, религии, исторических традиций на содержание обучения. Результаты своих наблюдений он изложил в письмах, опубликованных в «Журнале Министерства народного просвещения» (1862, № 12; 1863, № I, 3, 4, 6).


ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

После своего возвращения в Россию он уточнил свои представления о русской народной школе. Осознав, что новая земская школа может стать подлинно народной, Ушинский более точно спланировал свое ближайшее будущее: «Если здоровье мое потянет, то, как разделаюсь с третьим томом «Антропологии», займусь исключительно народным образованием». Замыслам не суждено было осуществиться. «Измятый и скомканный», по признанию самого Ушинского, он готовился отойти от педагогического поприща.

Весной 1870 г. он выехал в Италию на лечение, но очередное обострение болезни заставило его вернуться в Крым. Здесь болезнь несколько утихла, и Ушинский написал свою последнюю большую статью «Общий взгляд на возникновение наших народных школ» (Народная школа.– 1870. – № 5). В первой половине июня Ушинский участвовал в работе 2-го съезда народных учителей Таврической губернии, набросал план создания учительской семинарии в Симферополе, посетил Бахчисарайскую русско-татарскую школу, в которой обучение русскому языку велось по его «Родному слову». В конце июня встретился в Ялте с историком Н. И. Костомаровым, чтобы предложить ему написать раздел по отечественной истории для «Родного слова».

Летом 1870 г. на охоте погиб старший сын Ушинского. Это был самый тяжкий удар судьбы. Через пять ушел из жизни Константин Дмитриевич. Смерть наступила 22 декабря 1870 (3 января 1871) года в Одессе, где педагог около двух месяцев находился на лечении. Похоронен в Киеве на кладбище Выдубицкого монастыря.